У Тольятти свой дизайн-код

Город – это не только место жительства людей, но и социальное пространство с уникальным визуальным обликом.

Город – это не только место жительства людей, но и социальное пространство с уникальным визуальным обликом. В настоящее время развитие технологий и новых форм коммуникации способствует его изменению. Руководитель Центра урбанистики и стратегического развития территорий ТГУ Мария Степанова – одна из тех, про кого можно сказать, в том, как формируется визуальный облик Тольятти, есть и её заслуга.

 

-Мария Александровна, в 2015 году вы презентовали спортивно -туристический маршрут «Береговой», который должен был связать три района нашего города по кромке Волги. Вам не жалко, что он пошел под сукно? Соединить таким образом три района вряд ли возможно. Но, может быть, какие-то элементы этого интересного проекта удалось реализовать?

-С юридической точки зрения районы можно соединить. С точки зрения того, что мы сейчас имеем, наверное, нет. Куда денешь собственников, которые захватили прибрежную территорию?  В этом проекте не было ничего противоречащего ни естественной логике, ни юридической стороне вопроса. Мы презентовали его с тогда ещё студенткой ТГУ Ирой Павловой как идею. Предполагалось, что он может быть подхвачен, поделен на какие-то кусочки и реализован по частям с включением тех интересантов, которые могут в них участвовать. Это же понятно, когда молодые люди предлагают проекты, они не думают, что могут всё в одиночку реализовать. Нельзя сказать, что наша идея была забыта. «Береговой» вошел в генплан. Он там зафиксирован как мысль. А как его реализовывать? В генплане это никак не простраивается.  Но в любом случае я не считаю, что это была бесполезная работа. Будем честны, проекты архитекторов и дизайнеров дай бог если на 10% реализуются. И это большое счастье. Считается, что ты достаточно успешен в профессии и твои мысли не пропадают втуне. А кроме того, никогда не бывает так, что проект ложится в стол. Если он предан огласке, если его обсудили и какие-то мысли из него взяли, или из них родились другие идеи, это означает, что проект сыграл свою роль. Например, набережная Автозаводского района является частью нашей идеи. Не в смысле, что реализовался наш проект, не так. Мы закладывали мысль, что человек может путешествовать на велосипеде в комфортных условиях по кромке леса и вблизи Волги от Автозаводского района и до Комсомольского. Это 13 километров. Речь шла о том, что существуют кусочки маршрута пригодные для маломобильных групп населения, как раз часть от 6 квартала до Муравьиных островов. В принципе, реконструкция набережной, которая выполняется с соблюдением всех норм для маломобильных групп населения, это и есть практическое воплощение этой мысли.

— Насколько мне известно, «Береговой» был не единственным проектом, который связан с велосипедизацией Тольятти.

— Да, это так. Когда наши студенты делают проекты, важно, чтобы у них было понимание, кому это надо и для чего. Вот тогда их проекты выглядят реалистично и совершенно по-другому работают. У нас в городе популярны велосипеды. Поэтому мы прорабатывали велосипедные маршруты для Автозаводского района в рамках курсовых. И какие-то вещи делали явно сверх учебной нагрузки. Видите, какой популярностью пользуется вело-пешеходная дорожка вдоль улицы Родины? Мы прорабатывали проект спортивно-рекреационного маршрута вдоль улицы Родины. Я не знаю, его видели или нет, или без нас родилась такая идея. Просто у нас было больше объектов спортивной инфраструктуры, спортивных площадок. Логично иметь не только велодорожку, но и спортивные элементы. Люди любят собираться на кромке леса, заниматься спортом. С одной студенткой мы делали проект комплексной вело- инфраструктуры Тольятти.  Мы встречались с вело -сообществом, читали их форум, где и что они предлагают. Даже делали предложения, как хранить велосипеды во дворах.

-На ваш взгляд, велосипедизация города – это дело будущего?

-Смотря по какому пути пойдем. С одной стороны, когда ты не можешь обеспечить доступ транспорта в полной мере, ты предлагаешь другие средства мобильности — самокаты, велосипеды. Они занимают меньше места, требуют меньше места для парковок. Более мобильные. Но нельзя сказать, что это неотвратимый процесс. Всё может пойти и по другому сценарию. Малоэтажная Америка не пользуется велосипедами как каким-то основным видом транспорта. Мы можем выбрать путь велосипедизации, экологизации, а можем не выбирать. Но хотелось бы иметь этот выбор.

— Некоторое время назад в нашем городе прогремел проект «32 квартал», разработанный Центром Урбанистики и стратегического развития территории ТГУ. Согласно проекту, в 32 квартале должны были появиться современные и функциональные арт-объекты, придуманные тольяттинцами. Но что-то про 32 квартал сегодня никто не вспоминает. Почему?

— Напомню, мы победили во всероссийском конкурсе «Моя страна, моя Россия» с «32 кварталом» как с проектом вовлечения населения в соучастие. Городские сообщества его подхватили. Администрацию города он тоже заинтересовал.  Мы выиграли грант на проведение фестиваля, в рамках которого хотели создать арт-объекты. Но случилась пандемия, мы год проморозили этот грант, так как нельзя было организовывать никаких массовых мероприятий. Деньги пришлось вернуть.

В это время произошли перестановки в городской администрации. Чтобы актуализировать все проекты, которые ты ведешь с ней, учитывая, что туда пришли новые люди, требуется какое-то время. Сейчас снова речь идет о 32 квартале, но уже не как об отдельном проекте, а как о части Линейного центра, то есть, более масштабно. Мы разрабатываем концепцию развития Линейного центра Автозаводского района. Это задача на 240 гектар, начиная от кинотеатра «Сатурн» и упираясь в набережную. Здесь и стела — панно «Радость труда», и 32 квартал, и сквер у Руси —  это всё части Линейного центра.

— А почему вдруг именно он, а не что-то другое?

-У Центра Урбанистики есть задача — предвидеть что-то. Не в смысле телепатически, а на основании аналитики. Мы давно хотели актуализировать понятие Линейного центра в Тольятти. Выделяя элементы идентичности города, говорили о том, что у Тольятти могут быть три лица, поскольку у нас три района. Нужно честно признаться, наша реальность такова, что не стоит пытаться как все города иметь какой-то локализованный исторический центр. У нас его нет в привычном понимании, и нет длинной истории в 500 лет. Но мы можем понять, какие у нас есть преимущества. Так вот в Автозаводском районе есть Линейный центр, изначально градостроительно заложенный. В нём имеются какие-то свои бесценные вещи, которые нужно хранить и культивировать. Есть Центральный район, где, действительно, больше истории. И если уж говорить об историческом центре, то можно его культивировать тут, также как административный центр, научный, образовательный. Комсомольский район — это больше природная история: близость Волги, гор, видовые точки и при этом отчасти транспортный хаб, потому здесь проходит М-5, тут речной порт. В каждом районе есть свои классные важные вещи. До Комсомольского района ещё руки не дошли, развитием его центра целостно не занимались. В Старом городе у нас есть проект «Исторический центр Тольятти», это не юридический статус.

И вот, когда решался вопрос, какой из трех центров мы будем развивать, в этот момент был принят нацпроект «Туризм и индустрия гостеприимства», стало известно, что будет проводиться конкурс туристических кодов городов. Для участия в нем подходит именно Автозаводский район. Там много нюансов, которые надо соблюдать, иначе в программу не попадешь. Так совпало наше стремление развивать Автозаводский район и стремление городской администрации поучаствовать в этом федеральном проекте и получить деньги. Поэтому взяли Линейный центр, стараемся подготовить целый пакет документов для этой программы.

— Скажите, дизайн-код туристического центра Тольятти тоже создавался в рамках этой работы? В марте в ТГУ состоялась его презентация и общественное обсуждение. Но многие тольяттинцы не понимают, для чего вообще он нужен городу? Что он даст?

-Дизайн-код и мастер-план (стратегия пространственного развития территории) это документы, которые априори должны быть в городской администрации. Они прикладываются к заявке на участие в конкурсе туристических кодов. Рассматривается их наличие и насколько заявка соответствует этим двум документам. Тот факт, что у нас их не было, вынудило их разрабатывать. Конкурс ещё не объявлен, но, когда это произойдет, мы подадим заявку. Действительно, те, кто в тему не погружен, не понимают, что такое дизайн-код и зачем это вообще надо. Когда мы его презентовали и показывали некие визуализации просто для наглядности, все думали, что это некий готовый проект. Нужно на Революционной ровно так сделать дорожки, ровно так посадить деревья, ровно так поставить урны. Нет! Это набор регламентов. Мы просто показываем, что могло бы быть так, и не говорим, что это уже спроектировали. Набор регламентов — это всегда многовариантная история. Хочешь создай сквер, хочешь прогулочную зону, какие-то новые объекты. Это вопрос администрации, потому что это их муниципальная территория. Это вопрос экономики, другого уровня. Мы же создали дизайн регламенты, которые не позволяют аляписто оформлять фасады, ставить рекламу посредине дороги, но позволяют создать единый облик одинаковых элементов освещения, одинаковых элементов для отдыха, которые будут стоять с удобным расстоянием друг от друга.

-То есть задаются определенные правила по оформлению городской среды?

-Да. Дизайн-код — это система регламентов которая касается вывесок, рекламных и информационных носителей, навигационных элементов.  А нас еще попросили, чтобы это касалось и средовых объектов, потому что по конкурсной заявке требуется архитектурный код. Это немножко другая история. Архитектурный код содержит в себе элементы малых архитектурных форм, остановочных пунктов, НТО. Это могут быть фонари, в зависимости от потребности конкретной территории. Поэтому мы в дизайн-код вписали ещё эти элементы. Нужно понимать, что не существует нормативной базы, которая бы говорила, что в дизайн-коде содержится разработка такого элемента. Нормативки вообще нет ни на дизайн-код, ни на мастер- план. Для России это новые документы. Вот в рамках конкурса их надо представить. Каждый регион в зависимости от своих нужд и потребностей вырабатывает их. Это постоянный процесс. Мы с коллегами из администрации уже долго находимся в нём. У этой истории нет финала. Даже когда подготовим документы для подачи, она будет продолжаться. Это документы, меняющиеся во времени. Грубо говоря, что-то случилось, значит, мастер-план переделывается, переосмысливается, считается экономика. Например, ввели санкции, людям некуда поехать, они начинают по России путешествовать. Тольятти стал более посещаем. Это определенная точка для развития города. Это учитывается в мастер -плане, для того, чтобы максимально извлечь выгоду из ситуации. Если сказать просто, дизайн-код дает систему регламентов, он задает правила внешнего вида городской среды.

-Как вы оцениваете визуальную культуру Тольятти?

-Однозначной оценки дать не могу, я оцениваю её по-разному, и, конечно, не как обыватель, а с профессиональной точки зрения. Радуюсь, когда застройщикам хватает вкуса, насмотренности и денег делать какие-то качественные объекты. И очень грущу, когда понимаю, что в городе строятся объекты, которые даже ни с кем не согласовываются. Это что означает? Что градсовет не может обсудить эти проекты, не может внести какие-то правки, то есть, профессиональное сообщество в этом не участвует. К сожалению, сейчас нет юридических механизмов, которые позволят городской власти влиять на территории, находящиеся в аренде или в частных руках.

При этом я понимаю, что городские пространства все равно преображаются. Сейчас взялись за парки и скверы, спасибо федеральным программам. Ещё какое-то время назад, когда нужно было подбирать светотехнику для городских территорий, малые архитектурные формы, их просто днем с огнем не сыскать было в Самарской области. Мы делали проекты, а нас упрекали, почему не пользуетесь местными производствами. Теперь и светильники и МАФ производятся в губернии, в Тольятти.  Это все происходит на глазах. Как появилась программа «Формирование комфортной городской среды», пошло движение.

 

Последние новости

Достаньте трудовую и проверьте: эта строка сразу поднимет пенсию на 50%

У российских пенсионеров до 30 мая могут значительно увеличиться пенсионные выплаты.

С 1 июня для неработающих россиян начнётся другая жизнь: Голикова огорошила всех новым указом

По данным Пенсионного фонда России, с 1 июня 2024 года средний размер страховой пенсии по старости для неработающих граждан составит 18 521 рубль.

Недельная заболеваемость ОРВИ в Самарской области снизилась

Фото: Управление Роспотребнадзора по Самарской области Читайте новости телеканала ТОЛЬЯТТИ 24 За 21-ю неделю текущего года в Самарской области зарегистрировано 7472 случаев ОРВИ, показатель на 10 тысяч населения — 23,8,

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *